Москва, Раушская наб.,д. 4/5, стр 1
написать письмо

О Германе Грефе и о Netflix

Глава госбанка редко становится героем СМИ. Правда, вот однажды господин Костин, глава ВТБ, весьма ярко выступил в том смысле, что нефига малому бизнесу кредиты давать, пусть помирает. А так обычно работа госбанкиров скучна для СМИ – сплошная рутина. Но выступления главы «Сбербанка» Германа Грефа в последнее время наделали много шума иного свойства. Я Германа Оскаровича всегда уважал (правда, недавно я стал клиентом «Сбербанка» и моих восторгов по поводу его управленческих талантов резко поубавилось), поэтому читал его интервью внимательно. В любом случае человек, открыто говорящий о своих ошибках, и управленец, чей взор устремлен в будущее, заслуживает уважения.

Будучи в США, Герман Оскарович посетил офис Netflix, о чем пожалел, так как, по его собственным словам, почувствовал тем себя мамонтом. Наверняка то же чувство испытали бы и мы с вами, хоть мы и не грефы вовсе. Чего лукавить, Netflix – мощная и сильная компания, до которой если не всем, то большинству российских бизнесов как до луны. И Греф молодец, что открыто говорит об этом, поскольку раз он это понимает, у него, в отличие от Костина, есть шанс сделать шаг вперед.

Но я не об этом. Представим себе, что мы хотим сделать Netflix в России. Или Amazon. Или Google. Или даже лучше что-нибудь менее технологичное (где не нужны батальоны инженеров и программистов), а какой-нибудь жалкий Walmart или Zara. И вообразим на секунду, что нам кто-то отвалил на это неограниченный бюджет. Ну вот сколько надо. И кем бы мы ни были (хоть бы и Германом Грефом), ни черта у нас с вами не выйдет.

Технологическим компаниям чуть проще. Есть же Яндекс, есть Mail.ru – за них и на мировом уровне не стыдно. Потому что не оскудевает земля русская, продолжая плодить мозги быстрее, чем они успевают утечь за рубеж, есть еще программисты в русских селеньях. Они работают хорошо и креативно потому, что им интересно.

А вот если мы начнем строить эффективный бизнес, основанный на людях, то нас ждет полное фиаско. Утешает только то, что и Джеффа Безоса, и Сергея Брина (даром, что он отсюда родом), и даже Ричарда Брэнсона ждало бы тут фиаско – не взялся бы он и не сделал.

Когда-то я работал с чехами, с небольшой компанией из города Опава (60 тыс. жителей) и со множеством польских компаний, в том числе из села Здунска Вола (оно не на всех картах даже есть). Компании это были небольшие, и я часто бывал не только в офисе, но и на производствах, видел, как работают люди в других отделах. Конечно, мне, как гостю, изнанку их жизни не показывали, но меня всегда поражала вовлеченность всех сотрудников в работу. Они не пели по утрам гимны компаний. Собственники не возили их на Гавайи в целях тим-билдинга. Они просто приходили на работу и целый день работали. С и до. Честно и активно. Причем это не какая-то Силиконовая долина – эти люди родились и выросли при советской власти (пусть и в ее слегка смягченной восточноевропейской версии).

Те, кто управляет в России людьми, уже поняли, к чему я клоню. Для того, чтобы создать мощную, сильную инновационную компанию недостаточно гениальной идеи (с этим-то как раз в России проблем нет). Эту идею нужно воплощать каждый день, шаг за шагом приближаясь к цели. И делать это должен не только собственник, но и каждый сотрудник офиса. С любовью или как минимум с чувством высокой ответственности за результат. Может, сотрудники не получают на рождество акций компании и не обедают за одним столом с создателем. Важно, чтобы им просто было стыдно делать свою работу плохо.

Один предприниматель рассказывал, что когда он запустил бизнес в Германии и начал искать сейлз-менеджеров, он удивился, что там далеко не везде платят «продажникам» бонусы. Сотрудники на собеседованиях искренне удивлялись предложению получать бонусы – они и так собирались работать изо всех сил. Зачем? Много вам известно компаний в России, где сейлзы работают за оклад?

В России всегда была жесткая власть. В ней поздно отменили крепостное право, даже в царское время право на землю было фикцией, а при советской власти владельцы квартир были всего лишь «ответственными квартиросъемщиками», что означало, что квартиру законно могли изъять в любую секунду. Да, русские привыкли к сильной власти (отсюда, в частности, ностальгия по Сталину и культ личности вождя), но они также научились ненавидеть и презирать начальство любого рода. Потому что в советской, да и, как выяснилось, постсоветской системе власти в начальники чаще всего выбиваются не лучшие, а самые изворотливые, наглые, беспринципные и общительные.

Логика современного российского работника проста. Бизнес это – не мой. Прибыль его – не моя. Начальник сел в свое кресло потому, что повезло. Владелец бизнеса где-то украл деньги на его запуск. В такой системе координат работать честно, усердно, делать больше, чем от тебя ждут – бесплатно делать приятное идиоту, которого поставили командовать тобой. Понятно, что стахановцев в современной России немного.

Разумеется, везде есть исключения. Уверен, вы все можете привести обратные примеры. Я и сам недавно в городе Йошкар-Ола увидел столько вовлеченных и искренне старающихся сотрудников на квадратный метр, что был приятно поражен. Но все равно это пока что – только исключения.

Поэтому если вдруг воодушевившийся мамонт Герман Греф (или кто угодно еще) решит повторить успех Netflix, главным препятствием станут не деньги (их трудно, но можно найти) и не технологии (их можно купить за деньги), а равнодушие подчиненных, по крайней мере рядовых сотрудников и руководителей среднего звена.

Это я все к тому, что затевая в России бизнес, необходимо учитывать особенности местной почвы. Даже если вы копируете подсмотренную где-то бизнес-модель, подход или концепцию, делайте поправку на ветер.

Святослав Бирюлин